Владимир Седов: «Ответственность за то, что меня посадили, на мне»

12 Января, 19:40
Владимир Седов: «Ответственность за то, что меня посадили, на мне»

Бывший депутат Законодательного собрания края провел в заключении почти два года по статье «Мошенничество». 10 января он вышел по УДО и дал интервью телеканалу «Афонтово».

- Чем сейчас будете заниматься в первую очередь?

- Сейчас я занимаюсь бытовыми вопросами. Вот встал на учет, чтобы отмечаться каждый месяц. Это обязанность всех, кто освобождается условно-досрочно. Вот и я получил график отметок.

- Много дел накопилось за время заключения?

- Знаете, да. Потому что не было нормальной жизни эти два года. Прежде всего, нужно решить личные вопросы, ну и, разумеется, определиться с тем, чем заниматься. Есть мысли, есть планы, есть предложения. Очень многих сейчас интересуют, есть ли у меня мысли вернуться в политику, буду ли я продолжать политическую деятельность. Скажу так: на сегодняшний день – нет, мыслей и планов таких нет. Есть другие первоочередные задачи. А когда дела приведу в порядок, можно подумать и еще о чем-то.

- Срок у вас 3,5 года ведь был?

- Общий срок, да, три с половиной года. Около года я провел в СИЗО, а потом - в исправительной колонии №31, это Советский район. А в целом - практически два года без трех недель. Условно-досрочное освобождение, это одна из возможностей по УИКу. В моем случае - по одной второй от отбытия срока могут подать в суд с просьбой освободить условно-досрочно, ввиду отсутствия необходимости отбывать дальнейший срок. Потому как я, скажем так, готов к дальнейшей обычной жизни. 20 декабря 2017 года состоялся суд, который утвердил мое УДО, а 10 января 2018го меня отпустили на свободу.

- И какими были условия содержания?

- В СИЗО это камерный тип содержания. Понятно, что это не гостиницы, не отель. Обычная камера, где-то больше, где-то меньше, на 4 человека или на 10. Ремонт относительно приемлемый, условия расположения те, которые могут позволить себе службы исполнения наказаний. У меня особых притязаний не было. Была задача – скорее выйти на свободу. Про питание многие спрашивают. Питание, как питание, обычное. Калорийное, как положено по нормам, которые на сегодняшний день есть.

- Успели соскучиться по каким-то блюдам или вещам за время заключения?

- Блюда, вещи (смеется). Главное - близкие, которые остались, родные люди. По ним соскучился, с ними хочется побольше провести времени, много о чем поговорить. В изоляции ведь не обо всем скажешь. Здесь свобода, здесь можно говорить обо всем и, главное, без ограничений. Ценности, мировоззрение очень сильно меняются. Начинаешь ценить то, чего в бытовой рутине не видишь, не замечаешь, воспринимаешь как должное. А на самом деле это «должное» - одно из самых ценных. Я говорю об общении с близкими, о возомжности увидеться в любое время, позвонить. Это дорогого стоит.

- У вас переоценка ценностей произошла!

- Глобальная! И главное - ряды друзей почистились. Это стандартная ситуация, когда ты считаешь, что у тебя много друзей и все хорошо, а потом понимаешь, кто на самом деле – твои друзья.

- Много человек отвернулось?

- Достаточно. В первые дни после задержания всё четко встало на свои места. Кто-то периодически наводит справки: мало ли, вдруг что. Я просто сейчас отслеживаю для интереса, потому как начинаются звонки: «О, привет, поздравляю!». Но выводы сделаны и есть понимание того, что ценно.

- 159 статья – это «Мошенничество». Вас признали виновным…

- В том, что я, якобы, хотел обманным путем завладеть денежными средствами людей, имеющих отношение к ООО «Злато» . Якобы, я обещал помощь, но оказывать ее не собирался. Эта история, скажем так, своеобразная. Единственное, что я хотел бы сказать: ответственность за то, что меня посадили, что я позволил это сделать, лежит на мне, прежде всего. Без относительно к делу. Потому как допустил, наверное, где-то ошибки, где-то не обратил внимания на что-то, где-то расслабился. Много факторов! Человек, попадая в СИЗО, редко может выйти оттуда без наказания. Система выстроена так, если, находясь в изоляции, человек признается невиновным, он может претендовать на полную реабилитацию полную, а

это требует определенных затрат, в том числе и из бюджета. Это без относительно к моему делу, просто мысли вслух.

- Так были какие-то обещания помощи, покровительства?

- Это все интерпретация и СМИ, и следствия. Я бы не хотел вникать в эти подробности. Есть некие мысли и планы по этому поводу… Не хотел бы озвучивать. Поэтому стоит оставить ту информацию, которая есть.

- Вы вину свою признали!

- Вину? Ну да. За счет этого рассматривался более низкий срок. Поэтому да, признал.

- Только поэтому? На самом деле не считаете себя виновным?

- Еще раз повторюсь, что ответственность за то, что меня посадили – она на мне. Без относительно к делу. Что касается дела, это уголовный процесс, и я бы пока не хотел его обсуждать.

- И все-таки возвращаясь к планам на жизнь…

— План один: жить, работать, уделять максимальное внимание близким, родным, по-настоящему дорогим людям. Делать все, чтобы не огорчать их. А все остальное, это уже второстепенно.

- Предложений по работе много сейчас поступает? Есть какие-то мысли, в какую сферу пойти?

- Возможно, это бизнес. Возможно, приму какое-то из предложений, которые есть. Сферы разные, их несколько. Я, признаюсь, был удивлен теми предложениями, которые поступили. В том числе, и от тех, от кого я в принципе бы и не ожидал. Пока на стадии размышлений, а там видно будет.

- Сейчас просто наслаждаетесь свободой?

- Да, осознаю сейчас, что такое свобода. Оценить это и понять можно только когда выдернули из жизни и посадили в коробочку, а потом – раз! – и освободили. Придется потратить несколько дней, чтобы прийти в себя, адаптироваться. Я сначала думал, что выйду и буду наверстывать. А потом понял: наверстывать ничего не надо. Есть новый день, а в прошлое смотреть - уже смысла нет. Его не вернешь, оно – всё, факт свершившийся.