logo

Интервью. Дамир Халилов

Центральная избирательная комиссия научилась работать с социальными сетями. Такова оценка ведущего российского специалиста по маркетингу в социальных сетях Дамира Халилова. 

С SMM-маркетологом говорили не только о том, чем для бизнеса выгодны социальные сети. Но и о том, как они изменили всех нас, как защитить себя и свое время от соцсетей, а так же обсудили – последует ли молодой отец Халилов примеру Стива Джобса, который всех нас приучил к смартфонам, но при этом жестко ограничивал своих детей в общении с гаджетами.

– 18 марта прошли выборы президента. Огромная часть потенциальных избирателей находится сейчас в социальных сетях. Они больше смотря ленту, чем смотрят телевизор и уж тем более читают газеты. Вы как маркетолог, как оцениваете продвижение кандидатов именно в социальных сетях? Как с потенциальными избирателями работают на избирательных кампаниях, их удается приобщить, чтобы они бросили и пошли голосовать?

Мне кажется, на этих выборах была хорошо разыграна карта, в хорошем смысле слова. Был большой контакт, были большие охватные кампании, очень интересные форматы – конкурс селфи на избирательных участках. С каждым пользователем было, что называется – касаний. Действительно, со всех сторон призывали из социальных сетей прийти на избирательный участок. Были правильные вещи – конкурсы, привлечения лидеров мнений. ЦИК научился хорошо работать со социальными сетями.

– Они посмотрели на того же Навального или Ксению Собчак, которые очень популярны в интернете и их аудитория там. Они поняли, что туда нужно идти? 

Как большинство неповоротливых серьезных и больших организаций, они раскачались к 2018 году. Если Навальный и Собчак к 2010 — 2011 годам, то они где-то к 2018, но уже хорошо. Это уже большой прогресс по сравнению с предыдущими выборами.

– К вам не обращались?

Мы принципиально не работаем с политикой с 2010 года.

– Почему?

Во-первых, довольна циничные задачи обычно ставятся в этой сфере, а мы называемся GreenPR.

– Неэкологично?

Неэкологично, да. Это во-первых и во-вторых тоже.

– Зато там денег много.

Вы знаете, есть много мест, где денег много и при этом экологично.

– Аудитория социальных сетей специфичная? Лайкать, постить – это одно, а делать это, что-то другое? Если бы голосовать можно было не выходят из Instagram или в ВКонтакте, или в Facebook. И явка была бы выше и голосование бы сложилось иначе. Как вы считаете?

Победит кандидат, набравший большое количество лайков.

– Может, это новая реальность?

Явка была бы точно больше. Но с точки зрения наблюдателя и с точки зрения обеспечения правильности выборов, я думаю, это была бы не решаемая задача. Говорить об аудитории социальных сетей сложно. Это 80% населения России. Это нефеноминальная аудитория. Это та же самая аудитория, которая мы видим на улицах, просто погруженная в конкретный момент времени в другую среду.

– Сейчас нет такого, что в социальных сетях сидят только школьники, значит вся Россия в социальных сетях?

Да. Самые активный сегмент во всех социальных сетях без исключения, 25-34. И самый быстро растущий, старше 55 лет. Те, кто понял, что хочет общаться с внуками, нужно идти в социальные сети.

Претензия основная к социальным сетям – посмотрели, почитали, полайкали, перепостили, а делать ничего не делают. Благотворители жалуются, миллиард лайков под фотографией – 5 рублей пришло. Социальные сети – это видимость действительности, но на самом деле в реальности человек ничего не делается. Это так?

Социальные сети – это информационная среда. Это абсолютно также, как сказать – поддакивать телевизору и ничего не делать. Это просто среда для передачи информации и online-действия – лайки и т.д. В большинстве случаев приводит ни к чему.

– Раньше люди разговаривали с телевизором и спорили с ним, теперь они спорят со своей лентой в социальных сетях?

Да-да.

– Фильм – МОСКВА СЛЕЗАМ НЕ ВЕРИТ: «Ничего не будет – только телевидение». Что можно сейчас сказать? Скоро ничего не будет, только социальные сети?

Я надеюсь, что так не произойдет. Человеку нужны разные каналы информационные. В разных средах он должен вращаться. Это частое мнение, его часто озвучивают – будущее полностью в социальных сетях. Нет, я уверен, во-первых, люди останутся в других источниках информации, социальные сети – это НЕ венец эволюции online сервисов.

– Социальные сети журналистику заменить не могут?

Была такая попытка в 2006-2009, был так называемый – web2.0, когда люди генерируют всю информацию. Полностью за счет людского голосования все формируется. Это ни к чему хорошему не привело. Сейчас мы видим возрождение хорошего редакторского СМИ.

– Сейчас СМИ может существовать только в социальных сетях?

– Да, таких примеров много. В России есть такие примеры, но это переродившиеся паблики в ВКонтакте. На Западе есть такие СМИ – VICE, которые закрывают через какое-то время свои сайты, потому что весь трафик идет из Facebook. Здесь есть свои подводные камни, этой средой человек не владеет.

– Что сейчас делает бизнес?

Учится выплывать. Есть своя механика правильной подачи контента, когда можно сохранить охват. Но в целом, СМИ себя чувствую неуютно. Есть всегда кто-то, кто создает определенные площадки, правила. Социальные сети с этой точки зрения помягче. Тебя ни к чему не обязывают, у тебя есть простор. Изучая, ты сможешь получить свою аудиторию.

– 18 лет занимаетесь маркетингом. С приходом социальных сетей, как мы все изменились за это время ?

Очень много, что произошло. Я начинал заниматься в 2000 году маркетингом, когда использование Яндекса было чем-то экзотичным. Люди изменились за эти годы в разных плоскостях, с одной стороны, например, люди стали быстрей находить информацию. Это открывает большие возможности. Социальные сети – это суррогат общения. Есть множество людей, которые выпадают из реальной жизни. Меня больше всего расстраивает – отрывочность мышления. Людям сложно читать книги, людям сложно воспринимать большой объем информации. Мы стали более безответственными, в социальных сетях анонимность сейчас очень относительная. Там есть троллинг. Анонимность поражает безответственность. Мы стали агрессивными.

– Социальные сети – это благо или зло?

Это явление природы, которое нельзя обойти. Оно есть, оно людей развивает. Оно людям дает новые возможности для общения. У нее есть обратная сторона. Мы то поколение, которое родилось не при интернете, в нас не вшита модель поведения. Есть статья про правила безопасности в социальных сетях – как их использовать, чтобы они не шли тебе во врет. Нужно фильтровать входящий поток информации. В социальных сетях он не отфильтрован. Это твоя задача. Для этого везде есть свои инструменты, ими просто нужно уметь пользоваться.

– А плюсы какие, может мы стали лучше в чем-то?

У нас появилось много возможности для общения. Стали более плотными социальные связи. Это хорошая среда для поиска деловых партнеров, это великолепная среда для продвижения бизнеса. Здесь очень низкий порог входа. Родился целый социальный класс. Instagram-предприниматели, в ВКонтакте и т. д. Девочка, которая печет торты и постит просто фотографии в Instagram, это обеспечивает ей связь с аудиторией. Сами социальные сети, в каких-то вещах, социально ответственны. Например, в ВКонтакте сейчас запустил классный алгоритм – ПРОМЕТЕЙ. Вы публикуете пост, ВКонтакте определяет сам его тематику, он расшифровывает фотографию, видео, текст и т. д. Находит людей, которым тема эта интересна и показывает им этот пост. ВКонтакте обеспечивает вам целевую аудиторию, аудиторию обеспечивает интересным и качественным контентом.



Ольга Дубровская
Главный редактор, ведущая